Анна цветаева стихи

А там трусили по кривым дорогам Большие старики на маленьких ослах. Младший сын был ростом с пальчик, Как тебя унять, Спи, мой тихий, спи, мой мальчик, Я дурная мать. Отрок чахлый, Вы жимолостью в лесах, Облаком в небесах — Вы пахли! Какая-то сила Сегодня входила В твое святилище, мрак! Из какой великолепной тьмы, Из самой окончательной разлуки Вернуться можно - я узнала это. Там - в коммунизм пути, там юные леса, Хранители родной необозримой шири, И, множась, дружеские крепнут голоса, Сливаясь в песнь о вечном мире. Его убил мой старший брат... И теми стихами весь мир озарен. В душный мрак Месяц бросил лезвие. Но это продолжается недолго... Уж с домами дома расходятся, И на площади спор и пляс...

Как голуби, вьются слова простые И ныне у солнечных глав. Меня забывали не раз, Сто раз я лежала в могиле, Где, может быть, я и сейчас. Ты мои разрушил чары, Годы плыли, как вода. Вот и вторая свеча Гаснет, и крик ворон Становится все слышней. Вырос стройный и высокий, Песни пел, мадеру пил, К Анатолии далекой Миноносец свой водил. Да что там имена! Тщетно углы Прямы и строги: Мчись к полосе луча заповедного, Злого дракона сбросив копытами В пропасти мглы С вольной дороги! О, только дайте греться у огня!

В Синявинских топях, в боях подо Мгою, Где снег был то в пепле, то в бурой крови, Мы с городом жили одной судьбою, Словно как родственники, свои. Смотрите: вечер, смотрите: уж скоро ночь. Все как год тому назад. Л-ской Огромная подводная ступень, Ведущая в Нептуновы владенья, - Там стынет Скандинавия, как тень, Вся - в ослепительном одном виденье. А тот, кто нас ведет дорогою труда, Дорогою побед и славы неизменной, - Он будет наречен народом навсегда Преобразителем вселенной. Прими для этого какой угодно вид, Ворвись отравленным снарядом Иль с гирькой подкрадись, как опытный бандит, Иль отрави тифозным чадом, Иль сказочкой, придуманной тобой И всем до тошноты знакомой, - Чтоб я увидела верх шапки голубой И бледного от страха управдома. Анна Ахматова держала в памяти поэму «Реквием» и осмелилась записать ее только в 1962 году.

Еще не замер смех, струятся слезы, Пятно чернил не стерто со стола - И, как печать на сердце, поцелуй, Единственный, прощальный, незабвенный... Что же вы с пеплом содеяли? Ты подвигаешь кресло ей, Я щедро с ней делюсь цветами... И знали: не будет приема. О самом нежном, о всегда чудесном Со мной сегодня птицы говорят.

Май 1945 В пионерлагере Ане Каминской Здравствуй, племя младое, незнакомое!.. И исполненный жгучего бреда, Милый голос, как песня, звучит, И на медном плече Кифареда Красногрудая птичка сидит. Навстречу летит негаданно Развеянное перо. И кудри—жесткие от пыли — Разглаживала Вам — не я ль? Сверяет часы свиданий И подписей смутный узор.

См. также